rozysk06 (rozysk06) wrote,
rozysk06
rozysk06

"Мамкины шахиды"

Оригинал взят у lekuschka18 в Мамкины шахиды


Теракт в петербургском метро вновь породил слухи о том, что в России действуют многочисленные законспирированные члены запрещенного в России «Исламского государства», координирующие свои акции с некими кураторами. В реальности на стороне ИГ выступают совсем не подготовленные бойцы, а обитающие в анонимных Telegram-каналах школьники и студенты. «Лента.ру» выяснила, как в нашей стране образовалась прослойка сочувствующих террористам подростков и как их поведение могло привести к трагедии в Петербурге.

Корень проблемы кроется в существовании множества так называемых «диванных муджахидов» — молодых людей, сочувствующих боевикам, активно просматривающих соответствующие пропагандистские материалы и обсуждающих их между собой в социальных сетях и мессенджерах.
В большинстве случаев к активным действиям подобные «бойцы» не готовы, ведь «джихад против кафиров» так уютно обсуждать в интернете, когда вычислить и наказать их практически нереально. Показательным в этом плане представляется случай, произошедший в Санкт-Петербурге 1 января 2017 года. Тогда несколько «диванных воинов» устроили масштабную «ингимасию»: сделали баллончиками с краской на припаркованных автомобилях надписи с символикой ИГ.
Несмотря на множество публикаций о всемогущих ресурсах «Исламского государства», система пропаганды и медиа этой террористической организации устроена куда проще, чем считают эксперты. Ежедневно джихадисты генерируют огромный массив материалов новостного характера и распространяют его в соцсетях и мессенджерах в текстовом, графическом и видеоформате.
Более сложная продукция (брошюры, электронные журналы и полнометражное видео) выпускается с меньшей регулярностью, но с расчетом на использование в долгосрочном периоде, а иногда и с прицелом на отдельные этнические и национальные группы. При этом целый массив материалов (и их переводов) создается в сети добровольцами, иногда напрямую не аффилированными с джихадистами.

В основном это молодые мусульмане, часто несовершеннолетние. Большинство из них общаются в групповых тематических чатах в WhatsApp, а более продвинутые — в Telegram. Напрашивается грубое сравнение с молодежью, сидящей в пабликах и форсящей мемы и видео с различных YouTube-каналов. С одним вопиющим отличием: от сверстников их отличает квазирелигиозная повестка, на основе которой и формируются их порой радикальные взгляды.
Имеется и фактор, делающий обе группы похожими: и те, и другие оказались выброшенными за пределы влияния традиционных медиа, а в учебных заведениях столкнулись с устаревшей и беззубой идеологической составляющей. При этом сами каналы ИГ и распространяемые посредством них материалы способствуют сплочению отдельных групп молодежи: здесь и модель «идеального государства», и всеобъемлющее «братство», и профессионально снятые видео на «героические» темы, где прямым текстом говорится, что героем может стать каждый. В то же время никакой альтернативы пропаганде ИГ по сути нет: внимать нотациям бородатых старцев в «костюмах Дамблдора» поколение интернета давно отказалось.
Просмотр материалов ИГ и онлайн-радикализация в большинстве случаев не влияют на поведение в реальной жизни. Страх погибнуть или быть арестованным пересиливает все блага, которыми джихадисты прельщают потенциальных мучеников. Поэтому их «амалии» носят куда меньшие масштабы: вместо взрывов — раскрашенные автомобили, вместо казней — травля популярных в интернете блогеров.

Лишь отдельные личности из числа подписчиков подобных каналов рискуют последовать методичкам, остальные же продолжают оставаться «опасными» лишь на просторах сети. И отчаянно нуждаются в примере, который их «вдохновит». Поэтому версии об аффилированности 22-летнего смертника Акбаржона Джалилова с ИГ служат «диванным муджахидам» доказательством могущества террористов и косвенно призывают их к активным действиям.

Перечисленные факты ни в коем случае не опровергают существования официальных медиа джихадистов, лишь говорят о низкой эффективности распространяемых посредством них материалов, когда дело доходит до реальных действий. Между тем отдельные порталы продолжают нагнетать напряжение, рассказывая, что в Telegram вдвое увеличилось число пользователей-террористов.

На самом деле ничего подобного не произошло. Просто до недавнего времени в мессенджере блокировали исключительно канал, а не его создателя. В итоге последний с легкостью создавал новый канал или начинал вести уже созданную резервную копию. Когда «условия игры» изменились, закономерно «увеличилось» как число террористов, так и количество каналов.

Пока государство пытается контролировать технологии, оно забывает о необходимости воспитывать и направлять умы молодежи. Юные приверженцы ислама, как их сверстники в других регионах, при отсутствии богатых и влиятельных родственников не видят особых перспектив в жизни, поэтому проводят все больше времени в соцсетях и крайне восприимчивы к «хайповым» интернет-трендам.
Но если большинство подростков черпают их во «ВКонтакте» и следят за судьбой любимых YouTube-блогеров, то мусульмане все чаще находят своих героев в закрытых чатах Telegram и WhatsApp. Эти герои публикуют не обзоры на игры и кино, а горячие новости с конвейера муджахидов под Раккой.
[Источник]https://news.rambler.ru/articles/36550605-pochemu-rossiyskie-podrostki-stanovyatsya-terroristami/
Tags: Розыск, пишут подписчики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments