rozysk06 (rozysk06) wrote,
rozysk06
rozysk06

Киберпространство и информационный терроризм

Оригинал взят у lekuschka18 в Киберпространство и информационный терроризм



Миновав открытое военное противостояние и «холодную войну» современный мир вошел в эпоху информационных войн. В условиях информационного общества возникла принципиально новая среда противоборства конкурирующих государств – киберпространство. Если в мире к настоящему времени сложился в той или иной степени стратегический баланс сил в области обычных вооружений и оружия массового уничтожения, то вопрос о паритете в киберпространстве остается открытым. В отличие от традиционных вооружений средства противоборства в киберпространстве могут эффективно использоваться не только в военное, но и в мирное время. Важной особенностью этих средств является их высокая доступность не только государственным, но и террористическим, криминальным структурам, а также отдельным лицам.

Важность и актуальность противоборства в киберпространстве подтверждается тем, что исследования в этой области активно проводятся не только отдельными учеными, но и исследовательскими группами ряда аналитических центров ведущих мировых держав, в первую очередь, США. Представляются достаточно интересными выводы РЭНД, которые легли в основу положений новой геополитической концепции Вашингтона:

– глобальная информатизация всех сфер жизни общества не повышает, а понижает степень его безопасности;

– ускорение научно-технического прогресса увеличивает вероятность применения террористами в качестве средств поражения сугубо мирных технологий, причем возможность «двойного» их использования часто не только не предусматривается, но и не осознается создателями технологии;

– терроризм все более становится информационной технологией особого типа, поскольку, во-первых, террористы все шире используют возможности современных информационно-телекоммуникационных систем для связи и сбора информации, во-вторых, реалией наших дней становится так называемый «кибертерроризм», в-третьих, большинство террористических актов сейчас рассчитаны не только на нанесение материального ущерба и угрозу жизни и здоровью людей, но и на информационно-психологический шок, воздействие которого на большие массы людей создает благоприятную обстановку для достижения террористами своих целей;

– «цифровое неравенство» и появление «проигравших» информационную гонку стран (Laggard Countries) могут послужить причиной для нового витка террористической активности против страны-лидера, т. е. против США.

Таким образом, в условиях наращивания в мире процессов глобализации и формирования информационного общества терроризм стал выступать в качестве самостоятельного фактора, способного угрожать государственной целостности стран и дестабилизировать международную обстановку. Растет степень влияния современного терроризма не только на составляющие внутренней политики отдельных государств, но и на международную безопасность. При этом особенно остро вопрос обеспечения информационной безопасности как одной из важных составляющих национальной безопасности встает в контексте появления транснациональной (трансграничной) компьютерной преступности и кибертерроризма. Угроза кибератак является вполне реальной, и связанные с ней риски оцениваются специалистами как высокие.

Особенно ярко эти возможности в Интернете проявились на фоне сирийского кризиса и активизации террористической организации «Исламское Государство» (ИГИЛ), деятельность которой запрещена в России. Именно эта организация одной из первых создала административные структуры со штатом блогеров для ведения целенаправленной работы в Интернете, привлечения новых рекрутов и распространения идеологии терроризма. Более 80 % соответствующих материалов, которые сегодня распространяются в Интернете, относятся к деятельности террористических групп, находящихся на территории Ирака и Сирии.

Как показывают результаты мониторинга СМИ и признаний пострадавших, опубликованные в прессе, в большинстве случаев пропаганда радикальных идей и вербовка происходит преимущественно в популярных социальных сетях Facebook, ВКонтакте, Twitter, Youtubе. Сегодня можно констатировать, что именно при помощи социальных сетей боевикам ИГИЛ удалось завербовать граждан практически из ста стран мира. Выходцы из бывших республик СССР составляют почти шестую часть иностранцев в террористической группировке – 4700 человек из 30 тысяч наемников.

Благодаря профессиональной работе агитаторов и вербовщиков ряды террористов продолжают пополняться. В социальных сетях активно распространяются пропагандистские фото- и видеоматериалы, грамотно смонтированные с точки зрения пиара и психологии. Они посвящены демонстрации якобы безбедной жизни боевиков, пропаганде военного образа жизни и героизма боевиков, призыву бороться за свои идеалы с оружием в руках, трансляции сцен удачных боевых действий и актов устрашения. Фото и видеоотчеты сопровождаются джихадистскими песнями, которые занимают важное место в формируемой культурной матрице глобального террористического сообщества. У них есть собственное мобильное приложение и интернет-магазин, где можно купить футболку или худи с логотипом террористов. Вся эта опасная для сознания продукция распространяются на многих языках мира.

Основная задача подобных продуктов – привлечь и заинтересовать любопытствующих, втянуть их в общение в формате вопрос–ответ с целью психологической обработки для последующей изоляции человека от близкого окружения и социума в целом и вовлечения в ряды террористов. Вербовщики террористических организаций используют ту же самую технологию, что и тоталитарные секты. Для этого они стараются как можно сильней расположить человека, стать в его глазах наставником, другом, поддерживают эмоциональную жизнь людей советами и добрыми словами. По сути, молодежи дается установка – не будь пассивным, вступай в наши ряды и стань нашим братом.

Активное использование ИГИЛ киберпространства в Европе показало следующую картину:

84 % – молодых людей пришли в ряды террористической организаций посредством сети Интернет;
47 % – обратили внимание на материалы (видео, текст), размещенные онлайн;
41 % – присягнули на верность ИГИЛ онлайн;
19 % – пользовались онлайн-инструкциями при подготовке теракта (изготовление самодельных взрывных устройств и бомб).

Конечно, компетентные органы отслеживают и удаляют материалы деструктивного характера, а содержащие их сайты блокируют, но для этого нужно время (дни, недели, иногда и месяцы). За это время ролик имеют возможность просмотреть десятки тысяч молодых людей, у которых, почти у каждого, сегодня есть смартфон или планшет. При этом от появления новых одурманивающих молодежное сознание интернет-ресурсов никто не застрахован.

Очевидно, что лишение ИГИЛ возможности осуществления коммуникаций с использованием сети интернет может стать одной из эффективных мер в борьбе с терроризмом. Техническая возможность воплотить это существует у США, где располагаются сервера, раздающие IP-адреса пользователям всего мира. Под кураторством организации ICANM, созданной в 1998 г., можно отключать от интернета определённые регионы или конкретные страны. Однако никто не спешит этого делать.

В свете критики политики России и ее действий на международной арене, введения экономических санкций со стороны США и их партнеров по НАТО, отдельно следует подчеркнуть опасность использования возможностей социальных сетей недружественными государствами и отдельными организованными группами для манипулирования общественным мнением, опираясь на особенности восприятия информации сознанием. Общемировой тенденцией является непрерывный рост числа активных пользователей социальных сетей, массовая аудитория которых имеет высокую степень доверия к их электронным СМИ. При этом социальные сети принципиально отличается от других видов коммуникаций. Во-первых, широко используется визуальные образы, а они, в отличии от знаков языка или письма, весьма предрасположены к тому, чтобы аудитория воспринимала их как естественное жизненное событие. Во-вторых, подаваемые образы при всей их похожести на реальные жизненные события являются кодом, а не простым отражением реальных жизненных обстоятельств. Этот код имеет определенный смысл, который часто не идентичен содержанию информации, отображаемой на экране монитора. Таким образом, кодирование остается для массовой аудитории незаметным, и у лиц, осуществляющих селекцию и оформление интернет-страницы, возникает возможность активизировать манипулятивное механизмы, направленные на изменение сложившиеся ранее взглядов и представлений. В итоге удается не только формировать новые ориентации, но и изменять старые.

Очевидно, что подача заранее обработанной оценочной информации на информационных сайтах социальных сетей во многом способствует формированию общественного мнения. При этом наиболее часто применяются следующие приемы манипуляции: искажение информации, подтасовка фактов, смещение понятий по семантическому полю, фабрикация фактов, упрощение, стереотипизация. Как правило, искаженная информация используется вместе с соответствующим способом ее подачи, таким как утверждение, повторение, дробление, срочность, сенсационность и отсутствие альтернативных источников информации. На интернет-сайтах после каждой статьи размещают опросники, при этом каждый желающий может высказать свое мнение или ознакомиться с мнением других. По количеству человек, оставивших свои мнения (так называемых, «лайков»), оценивается актуальность темы, затронутой в той или иной статье. В случае если один пользователь оценил это видео, нажав на «лайк», то его видят на своих лентах все друзья и подписчики этого пользователя. Для увеличения эффективности воздействия к сотрудничеству привлекаются поисковые компании.

Таким образом, в отличии от традиционного терроризма, который не угрожал обществу как таковому и не затрагивал основ его жизнедеятельности, современный высокотехнологичный терроризм способен продуцировать системный кризис в любом государстве с высокоразвитой информационной инфраструктурой. Развитие социальных сетей сопровождается все более широким использованием их возможностей для осуществления информационного противоборства, возрастанием координации, масштабов и сложности действий его участников, в качестве которых чаще всего выступают как государства, так и отдельные организованные группы, в т. ч. террористические. Объектом кибератак все чаще становятся информационные ресурсы, вывод из строя или затруднение функционирования которых может нанести противостоящей стороне значительный экономический ущерб или вызвать большой общественный резонанс.

В целом следует отметить, что террористическая организация ИГИЛ в своей деятельности активно использует технологию «сетевых войн», приобретающую все большее значение в эпоху информационного общества. «Цветные революции», «Арабская весна», события в Ливии, Сирии, на Украине – классические примеры применения этой тактики. Вместе с тем технология «сетевых войн» не исчерпывается организацией «цветных революций» и политических кризисов: сфера её воздействия гораздо шире. Цель сетевых войн – непрямое или скрытое управление ключевыми общественными процессами и институтами, а через них – политической и бизнес-элитой, руководством государств – объектами воздействия с целью принятия последними желаемых решений. При этом сетевые войны практически не ограничены в инструментарии и не сводятся только к информационным войнам в СМИ или в социальных сетях Интернета. Они включают в себя общественно-политические, дипломатические, организационные, разведывательные и силовые инструменты.

Из статьи Александра Королёва, кандидат технических наук.

[Источник]http://vpoanalytics.com/2016/02/15/kiberprostranstvo-i-informacionnyj-terrorizm/
Tags: Розыск, мнение, пишут подписчики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments