February 28th, 2018

Идлибский гадюшник (Ч.1)

Какой сброд Россия истребляет в Сирии: убийцы пилота Су-25 и шакалы с Кавказа

Идлибские террористы готовятся к грядущим поражениям, тренируя мышцы лица
Фото: Telegram-канал Directorate4


В конце 2017 года Сирия объявила о победе над запрещенной в РФ группировкой «Исламское государство». 11 декабря того же года на авиабазе Хмеймим прошел парад размещенных там российских войск, где был дан старт выводу основных сил из Сирии. Между тем война в стране не закончилась — президент Башар Асад принялся расправляться со своими политическими противниками, используя щедрость московских союзников. Российские бомбы полетели на головы не террористов, а оппонентов Асада, не признающих его право оставаться президентом после начала кровавой войны против собственного народа в далеком 2011 году. Например, именно противниками сирийского диктатора был сбит самолет, за штурвалом которого сидел летчик Роман Филипов, принявший последний бой после катапультирования. Эксперты Directorate 4 совместно с «Лентой.ру» рассказали, кто же воюет в Сирии после победы над ИГ и почему их дело обречено на погибель.
В Сирии осталось очень мало территорий, контролируемых группировками, которые не были бы подчинены большим игрокам в регионе. На севере страны значительную часть провинции Алеппо занимают боевики протурецких формирований. Восток удерживают «Демократические силы Сирии», поддерживаемые США.
Западные и центральные районы находятся под контролем правительства Сирии, поддерживаемого Россией и Ираном. Под контролем условно независимых группировок остаются лишь островки на юге страны в провинции Даръа, на юго-востоке в Дейр-эз-Зоре и на северо-западе провинции Идлиб и ее окрестностях. К этому можно добавить небольшие анклавы по всей стране, но их площадь куда меньше перечисленных.
Из этих трех территорий особый интерес вызывает провинция Идлиб. В отличие от Дейр-эз-Зора, где действует «Исламское государство» (ИГ), в ней базируется множество различных группировок. А в отличие от Даръа, где уже долгое время ситуация остается неизменной, в Идлибе продолжаются боестолкновения. Именно потому расклад сил в провинции Идлиб, список основных участников провинциальной политики, их положение и цели, а также связи с внешним миром представляют особый интерес.

Бой в Идлибе
Фото: Rodrigo Abd / AP


С северо-запада провинция Идлиб граничит с территорией Турции, а почти со всех остальных сторон окружена контролируемыми частями Сирийской арабской армии (САА) регионами Сирии, кроме расположенного севернее кантона Африн. Сейчас большую часть кантона контролируют курдские отряды, но их теснят вооруженные силы Турции и подконтрольные Анкаре джихадистские банды. При этом в самом сердце провинции находится небольшой лояльный правительству анклав вокруг городков Фуа и Кефрайя, населенный преимущественно шиитами.
До войны в Идлибе проживало около полутора миллионов человек. Считается, что именно там сирийский кризис перешел из фазы массовых демонстраций в фазу боестолкновений, когда в июне 2011 года подразделения правительственной армии жестоко зачистили от протестующих город Джиср аш-Шугур.
В октябре 2014 года «Джабхат ан-Нусра» и «Джунд аль-Акса» попытались захватить столицу провинции — город Идлиб. Боевики смогли прорвать кольцо правительственных сил вокруг города и взять штурмом здание мэрии. Но сирийская армия сумела сориентироваться и быстро восстановила контроль над городом. Ночной штурм Идлиба продлился всего несколько часов — к утру боевики были уничтожены.
В марте 2015 года ситуация была уже иной. «Джабхат ан-Нусра» и «Джунд аль-Акса» устроили полноценную битву и взяли город за четыре дня. Последующие столкновения в провинции проходили с переменным успехом, но тем не менее к началу 2017 года она перешла под почти полный контроль банд. На начало 2018 года именно Идлиб — самый мощный форпост террористов на территории страны. Сюда выезжали зеленые автобусы с потерпевшими поражение боевиками из других частей Сирии. В самом же Идлибе после целого ряда междоусобных столкновений, слияний и распадов местные бандформирования условно разделились на несколько крупных организаций, о которых стоит рассказать, чтобы дать в полной мере понять, что сейчас происходит в знаменитом Идлибском гадюшнике.
Collapse )

Страсти в Идлибском гадюшнике (Ч.2)

Начало здесь...

История сирийской гражданской войны — это не история противостояния двух сил. «Джихад в Шаме» — это постоянные предательства, смена сторон, создание и разрушение альянсов, смена зарубежных хозяев и так далее. И больше всего подобное случалось именно среди гнездящихся в Идлибском гадюшнике банд. Террористы настолько погрязли во внутренних дрязгах, что окончательно забыли, с кем же они воюют, а потому предопределили собственный конец, который уже не за горами. Продавшись Турции, исламисты будто и не догадывались о том, что Эрдоган использует их в качестве живой силы для борьбы со своими противниками внутри Сирии, а затем — как разменную монету в переговорах с Россией и правительством Асада.


Группировки, которые были перечислены выше, весьма разные, но объединяет их одно — в разной степени аффиллированность с Турцией и, мягко говоря, непростые отношения с «Исламским государством». Выше уже был упомянут конфликт между ИГ и «Джабхат ан-Нусрой» — именно он стал отправной точкой, после которой для исламистов любая фитна (гражданская война) перестала быть харамом (запретной). Различные группировки атаковали ИГ в январе 2014 года, стремясь нанести ему поражение, но сами попали в ловушку — на протяжении всего года ИГ воевало именно с ними, вытеснив более «умеренных» исламистов с захваченных ими территорий. С тех пор между ИГ и «сахаватами» (как прозвало ИГ все прочие группировки — в честь созданного американцами в Ираке ополчения для борьбы с исламистами) установилась непримиримая вражда, которая и стала основной причиной уже очевидного поражения исламистов в этой войне.

Вместе с тем что у ИГ, что у «сахаватов» появился отличный аргумент для оправдания собственных поражений. И особенно в этом упорствовали именно «умеренные» боевики — они умудрились провозгласить ИГ союзником режима Асада, а также заявить, что «организация "Давля" (ИГ) была создана "агентами России и Ирана", чтобы положить конец "революции благословенного Шама"».

Выезд сахаватов из Алеппо в Идлиб на зеленых автобусах
Фото: Telegram-канал Directorate4

Доходило до абсурдного — например, недавний прорыв остатков боевиков ИГ из котла на западе провинции Хомс на территорию, контролируемую «Хайат Тахрир аш-Шам», «сахаваты» объяснили опять же сотрудничеством режима и ИГ. И это несмотря на очевидные признаки того, что «хариджиты» (так ИГ называют сами «сахаваты») с боем пробивались через контролируемые силами Асада села.

В том же самом пропагандисты «сахаватов» пытались обвинить ИГ тогда, когда боевики попытались повторно выйти из окружения сирийской армии в котле уже под авиабазой Абу Духур и вновь прорваться на подконтрольную «Хайат Тахрир аш-Шам» территорию. Все это при том, что, если объективно сравнивать ИГ с базирующимися в Идлибе группировками, разница становится вполне очевидной: ИГ воюет по большей части не за интересы иностранных держав, а за свои, пусть и абсолютно средневековые, убеждения, а «Хайат Тахрир аш-Шам» и прочие банды — это буквальный синоним сателлита на службе у иностранных держав, в данном случае Турции.

Теперь же, когда остатки боевиков ИГ полностью раздавлены, главной интригой остается то, кого же далее будут винить в своих поражениях боевики «Хайат Тахрир аш-Шам» и других банд. Кандидат на эту роль уже появился: ХТШ через свое пропагандистское агентство «Ибаа» выпустило более 20 видеороликов, в которых разоблачало новую группировку «Джабхат Тахрир Сурия» (ДТС), якобы воюющую за деньги курдов.
В одном из последних заявлений ХТШ сравнила выступления полевых командиров группировок, вошедших в союз против «Хайат Тахрир аш-Шам», с речами пресс-секретаря ИГ Абу Мухаммада аль-Аднани, прямо указывая на то, что они якобы схожи и преступны по отношению как к ХТШ, так и ко всем мусульманам Сирии.

Впрочем, зачистка Идлибского гадюшника от сахаватов — это вопрос времени, который не зависит даже от политических игр между Россией и Сирией с одной стороны, и турецких партнеров — с другой. Скоро, очень скоро зеленым автобусам с исламистами будет просто некуда ехать.

Источник